Веломобильный поход "Сердце России" Рязань - Тамбов 2011 г.

Модераторы: Anastasiamos, AASergeev, kab

Re: Веломобильный поход "Сердце России" Рязань - Тамбов 2011

Сообщение SergeiPonomarev » 21 сен 2011, 09:56

По просьбе Александра Карпука выкладываю здесь все свои отчеты с сайта ЭТРАКЭБ.
Моё «Сердце»

Эта неделя с гаком в августе 2011 останется у меня в памяти как самый оригинальный из всех шести прошедших с 2006 года тест-туров веломобилей.
И тому есть несколько причин.
Первая. Реализована, хотя и частично, идея похода из Рязани на веломобилях. Частично потому, что хотелось в эту Рязань в итоге и вернуться. Именно благодаря тому, что замкнутый маршрут, прокликанный Ульяновским по карте, напоминал рисунок сердечка, и родилось название «Сердце Рязани», позднее трансформированное Карпуком в «Сердце России». Под этим именем пробег и вошел в историю. Идея это родилась в моей голове. Потом пошла в народ. Задача была уйти из Рязани в сторону Солотчи и далее с тем, чтобы пройти через деревню Гуреево, где у моей семьи есть домик. И это было осуществлено.
Вторая. Я впервые в истории тест-туров начал участвовать в пробеге не с первого дня. И тому были тоже свои причины. Когда вы ехали в понедельник в сторону стоянки на реке Пра, мне в городе Тума вставляли недостающие зубы. В результате я встретил вас в Гуреево белозубой улыбкой.
Третья. Я впервые перед веломобильной публикой явил свои таланты певца и собирателя городского фольклора. И этот опыт, по оценкам, которые высказали мне лично некоторые из благодарных слушателей, оказался удачным. Удачным настолько, что возникла тема обрести еще одну гитару и хранить ее в КЭБе в подвале Ульяновского. Чтобы при случае взять ее с собой в очередные покатушки и вечером у костра пустить в дело.
Четвертая. Впервые за шесть пробегов я львиную часть времени провел не в кресле веломобиля, а за рулем машины сопровождения. То есть побывал в шкуре Ульяновского. И от этого занятия я тоже испытал своеобразный кайф. Машины у меня нет, а права есть. То есть, я успешно обновил свои водительские кондиции и относился к этому занятию не только как к обязанности, но и как к учебе.
Пятая. За те два с половиной дня, когда я шел на совершенно мне ранее незнакомом тамбовском короткобазном лигераде синего цвета, прозванный мною «Вегитарианцем», от езды на котором ранее отказались двое жителей Тамбова, я понял, что несмотря на почтенный возраст, могу ехать на любом веломобиле вполне уверенно, что дает мне надежду, что это не последний мой тест-тур.
И, наконец, шестая. Это был первый тест-тур без заранее определенных правил, без попутных соревнований, без разведки. Что не помешало ему благополучно завершиться без травм и потерь участников. К тому это был самый массовый пробег за всю историю тест-туров – 21 человек, считая Илью Афанасьева, шедшего на «Супер-треке» в самом начале.

Моё «Сердце»-2

Тест-тур начался для меня с того, что я проводил любимую жену на автобус до Москвы. Вернулся обратно в деревню пешком. И собирался дождаться звонка о том, что тест-туровцы подходят плотной группой, опять выйти на дорогу и встретить их. Но тут неожиданно позвонила жена из автобуса и сказала, что ребятки едут, сильно растянувшись по шоссе.
Я забеспокоился, взял у соседского мальчишки велосипед и уже на нем выдвинулся к шоссе Спас-Клепики - Тума встречать веломобили во всеоружии.
Долго ли коротко я там стоял, но первым подкатил лигерад – переднеприводной серый хай-рейсер с тамбовским конструктором Александром Сергеевым. Приехал Антон Луканин на вновь обретенном тамбовском среднебазнике, неподражаемый викинг Евгений Нестюрин на вновь построенном туристическом длиннобазнике «Патриот». За ним пришли и все остальные: огромный красный тандем-лигерад с юношей Дмитрием и девушкой Олесей, Саша Карпук с Настей на тандеме-велосипеде, самый настоящий триплет на одного взрослого и двоих детей с Сашей Устиновым, Егоркой и сыном Саши Сергеева – тоже Сашей, то есть – Александром Александровичем. Появилась и парочка Дунаевых. Папа Вадим на «Лунном ветре-2» и сын Роман на маленьком желтом лигераде «Универсал». Олег Халиков на своем свежесобранном «Самурае». Последовательность могу и попутать…. Так что давайте не обижаться! Лучше поправьте, если помните точно…. Пришли трайки: синий «Романтик» с Никитой Володиным, «Аскет» с дедом Андреем Николаевичем Дубченко, которому помогал кто-то из молодых тамбовцев. Последними пришли «Кэтуля-спорт» под Наташей Чупиной и «Вишенка» под водительством Игоря Макаршина.
В километре от поворота около дома в Гуреево их принимали теща Нина Ивановна и двенадцатилетний Костик. Всех приняли, никого не пропустили.
Оставался не принятым только Ульяновский на машине сопровождения. И пока его ждали, я отправил путешественников посмотреть местную достопримечательность: полуразобранную узкоколейную дорогу с остановочным пунктом «Гуреевский», столь талантливо воспетую самим Константином Паустовским при описания Мещеры.
Пока желающие осматривали узкоколейку, приехал Ульяновский.
Показал ребятам-девчатам место для лагеря. Аккурат за тёщиным забором. Местечко классное, под березами, но прикрытое от дороги крапивой и лопухами. Сначала протоптали тропку, а потом и поприжали сорняки «Хюндаем».
В деревне легкая истерика: костры не разводить, воды нет тушить пожары.
Поэтому пищу готовили на газовой плите тёщи. Если не ошибаюсь, хинкали и куриные ножки. Олег Халиков взялся приготовлять глинтвейн из привезенного с собой вина. И надо отдать ему должное, напиток получился что надо! Пил с удовольствием…
Местные показали туристам озерцо, в котором можно было купаться и о котором я и сам знать не знал.
Костерок всё же развели по тихой. Но по всем туристским правилам. Андрей Николаевич квадратиками вынул дерн, Саша Сергеев развернул род мангала, на котором и варился глинтвейн. Потом этот огонь создавал уют при пении под гитару.
Я, не мудрствуя лукаво, выдал весь свой лесной репертуар, попутно разбавив его песнями Владимира Высоцкого. Как позже выяснилось, концерт получил одобрение публики.
После этого народ разбрелся по палаткам. А я пошел ночевать к теще.
На этом и закончился вторник, в части меня касающейся.

Моё «Сердце»-3

Утро среды, 17 августа, началось с того, что кто-то, кажется Олег Халиков, пришел к тёще и попросил сварить на завтрак гречки. Тёща было согласилась, но когда увидела целых две пачки, ей поплохело. Но она быстро сориентировалась, нашла где-то солидных размеров эмалированный тазик и – завтрак на двадцать тест-туровцев был быстро изготовлен.
В целом у меня с тёщей, как и положено, сложные взаимоотношения. Но в случае с приездом тест-тура в деревню Гуреево она выступила выше всяких похвал. Сказалась, наверное, геологоразведочная юность. Ребята ей понравились, она с удовольствием с ними общалась. Правда, потом два дня после нашего ухода отлеживалась. Старенькая она всё-таки….
Когда все колеса с бивака уже выкатились на гуреевский асфальт, выяснилось, что мне предстоит руль не аватар, не хомяк и даже не супермен, а обыкновенная баранка. Ульяновский сел на синий трайк обратной схемы «Романтик» конструкции Владимира Штракина. А я, естественно, на его место – в «Хюндай».
История обретения Ульяновским этого раритета наверняка будет интересна почтеннейшей публике.
Мои знакомые оказались дальними родственниками знаменитого в прошлом писателя-анималиста Виталия Бианки. И лет восемь-десять тому назад тёща моего знакомого – Нонна Лазаревна Бианки купила за неизвестную мне сумму этот самый «Романтик». Однако произошел просчет в оценке его потребительских свойств. Ездить на нём предстояло по деревне, по проселку. Причем даже не самой Нонне Лазаревне, а её матери - почти на тот момент девяностолетней старушке. В магазин, за молоком. После двух-трех попыток использовать «Романтик» по назначению, он на долгие годы оказался пленником их дачного сарая. Естественно, он мешал складывать полезные вещи. Далее были многолетние (!) переговоры о безвозмездной передаче трайка, ибо Нонна Лазаревна требовала денег. Денег мы не дали. Наконец, воспользовавшись её отсутствием на даче и, соответственно, наличием в каких-то там европейских курортах, мужская часть её родственников со вздохом облегчения привезла к нам на маленьком грузовичке покрытый паутиной «Романтик». Было это примерно за неделю до старта в Рязани.
Мне же «Романтик» понравился. Красивый внешний вид, компактный, очень маневренный, с хорошей динамикой. Не понравилась лишь излишне, с моей точки зрения, вертикальная посадка – спинка в общем неплохого сидения была поставлена излишне вертикально. А регулировка не предполагалась. Не смог я по достоинству оценить лишь тормоза «Романтика», которые были на передней оси. Потому что, будучи дисковыми и гидравлическими, они давно утратили тормозную жидкость и не работали. Дабы не трогать аутентичную конструкцию, Ульяновский предпочел поставить дисковый тормоз на заднее колесо, где его никогда не было, причем с механическим приводом, дабы тормоза были попроще. В такой комплектации сей аппарат и принял участие в тест-туре веломобилей-2011.
В общем, вещички погрузили в грузовую часть «Хюндая», в пассажирскую мне подсадили Рому Дунаева, тёща перекрестила меня на дорожку через лобовое стекло и – я нажал на газ. В первый день я соблюдал тройную осторожность, дабы не расколотить автомобиль сопровождения. В планах значился осмотр города Тума, хотя и предупреждал, что смотреть там решительно нечего. Хотели собраться на центральной площади городка, которая по моим сведениям также отсутствовала.
В результате я постоял немного в районе автовокзала, пропустил вперед веломобили, и то не все, и поехал следом. Народец стал обретаться уже на трассе за городом Тума.
Далее был забавный эпизод с обедом на дороге на Гусь-Железный. Я держался лидирующей группы. Когда она достигла, очевидно, заранее оговоренной речки, ребята долго искали пристойное место для бивака. Место нашли ничего себе, а вот для машины сопровождения очень неудобное: спускаться надо было на берег по крутой лестнице сразу после моста. Пока я там маневрировал со своими навыками, части народа есть уже расхотелось. К тому же Игорь Макаршин потерял на трассе телефон, его нашел какой-то водитель «Камаза» и мне пришлось догнать его, сказать «спасибо» и сей телефон забрать.
В общем, несколько человек поехали сразу в Гусь-Железный, где мы уговорились встретиться у собора. Другая часть, взяв котелки и ложки, взялась готовить еду. А я пошел за хвостом. Нашел я его недалеко, в местном магазине. Народ во всю пользовался кефиром и бубликами. И ехать на место обеда совершенно не торопились. В конце концов, я привел их к месту бивака и даже сам съел полтарелки теплых макарон. К счастью, поняв ненужность обеденного перекуса на трассе, где полно магазинов, Карпук больше не пытался устраивать обеденные биваки.
Вскоре после обеда, буквально в десятке метров от моста, на «Романтике» отвалился один из поддерживающих цепь роликов. В результате применения Владимиром Штракиным излишне тоненького шестерочного болта в креплении отжимного ролика, «Романтик» оказался в грузовом отделении «Хюндая», Ульяновский за баранкой, а я – за рулем-хомяком резервного тамбовского лигерада синего цвета, впоследствии прозванного мною «Вегетарианцем». Сей аппарат обладал не откидывающимся рулем, что затрудняло посадку-высадку, и, на момент нашего первого знакомства, – полным отсутствием подвески. Передние звездочки имелись в количестве трех штук. А вот передний переклюк отсутствовал и даже не был приварен необходимый для его установки «рог». В результате я всё же добрался до Гуся-Железного. Но без всякого удовольствия.
Собрались, как и собирались, у собора. Это, наверное, единственная достопримечательность поселка, основанного в конце восемнадцатого века братьями Баташовами. Представляет он собой совершенно нестандартной – псевдоготической – архитектуры огромнейший соборище, но, однако, освященного по православной традиции.
После этого нам объяснили, где будем становиться на ночлег. Ехать было до него недалеко. Но двое все же умудрились проскочить поворот с трассы. А остальные разбрестись по многочисленным улочкам уже в деревне. Кое-как Карпук всех собрал, и мы пошли на берег Оки. Место в итоге было препрекраснейшим. Все там достойно отдохнули, поели и улеглись на бок в своих палатках.

Моё «Сердце»-4

Утром вставали тяжело, поскольку разговоры у костра были до часов трех-четырех. Выбрался из палатки, пошел на Оку. Нашел приличный вход. Искупался. В костюме Адама. Никто, кроме солнышка меня не видел.
Когда вернулся, народ уже повыползал и занимался любимым делом – ремонтировал веломобили. Удалось восстановить работоспособность синего «Романтика». Это означало, что мне опять крутить баранку. «Вегетарианца» погрузили в «Хюндай» поверх вещей. Приготовленный для меня еще в Москве «Супер-трек» уверенно шел под тамбовским юношей Дмитрием Куприным. Сей лигерад, прекрасно послуживший мне в прошлогоднем походе из Москвы на Минск, получил всеобщее одобрение за удобство посадки и надежность.
Выезжали почему-то двумя группами. Одна пошла вдоль речки вперед, а мы с оставшимися поехали в обратку. На «Хюндае» с Ульяновским за рулем на шоссе догоняем «Романтик». Никита Володин пересаживается на «Аскет» к деду Дубченко, а я – за руль «Хюндая». Поворачиваем на касимовское шоссе, и я ухожу вперед. Моя езда продолжалась недолго. Вскоре заметил группу участников, склонившихся над синим «Архимедом» Антона Луканина. Опять – отжимной ролик дал дуба! Ребята-конструкторы! Может вообще без них?! Или же сажайте их на обрезки от ломов…. Долго ли коротко возились, но Антон Луканин поехал дальше. И вроде бы других поломок «Архимед» более не имел.
В Касимов въехал удачно. Мне повезло дважды. Сначала Ульяновский на синем «Романтике» показал поворот на набережную. А потом прямо перед моим носом Саша Устинов на триплете повернул к тому самому домику причала, где нам и предстояло пообедать. Обед прошел с энтузиазмом, правда, торопили нас, поскольку кафе работало до 16 часов. Местная специфика! Выехали же мы со стоянки на Оке в тот день удивительно поздно – в 13 часов.
После еды немного отдохнули. Потом стали было разъезжаться, но к нам пристал какой-то местный фотограф и долго делал снимки. Львиная часть тест-туровцев поехали кататься по городу Касимову. Несколько человек, включая экипаж большого тандема и Игоря Макаршина на «Вишенке», сочли за благо сразу пойти на место общего сбора – через час – на берег Оки за мостом.
Это «через час» обернулось двумя часами. И мы удивительно долго дожидались, пока группа соберется. Однако это всё же произошло, и мы стартовали дальше. Со мной в машине всегда находился один ребенок, как правило – Рома Дунаев. Ушли из Касимова в сторону Сасово.
Следующая ночевка очень сильно растянувшейся группы пришлась на берег реки Аза. Ее разведал экипаж головного лигерада-тандема в составе Саши Сергеева и Олеси Щербаковой.
Они объяснили мне на пальцах, что поворачивать сюда направо через деревню, а дальше местной дорогой-проселком к стоянке у реки. Они уехали, а я остался. И это доходчиво объяснял подъезжавшим тест-туровцам. Стало смеркаться. Подъехал Саша Устинов на триплете с двумя мальчиками, Олег Халиков. Я объяснил задачу Олегу, что если он постоит на повороте, то я схожу на стоянку и хотя бы буду знать куда ехать, поскольку уже серьёзно темнеет. Он согласился.
Я поехал вслед за триплетом. Были уже густые сумерки. Дорога была удивительно красива, но и на удивление узка и извилиста. Да настолько, что триплет уехал от «Хюндая», и я всё боялся потерять его из вида. Наконец я догнал Сашу Устинова. Он стоял в конце асфальта перед воротами какого-то дома отдыха. Дальше дороги не было. Сзади неожиданно подъехал Женя Нестюрин.
Решили разворачиваться и искать сворот на проселок. Так и сделали. И опять веломобили ушли от авто. К счастью, как потом выяснилось, Егорка увидел оставленный установщиками лагеря знак на краю узкой шоссейки и веломобили правильно свернули. Далее уже почти в полной темноте на первой передаче полз по песчаному проселку пока не увидел впереди справа какие-то огонечки. Я попросил Дунаева-младшего сбегать – посмотреть наши ли это. Веломобили пошли туда сразу и остановились. Поняв, что это тест-туровцы я подъехал к ним и выгрузил им всю походную амуницию. Тем временем стемнело уже окончательно. Опорожнив грузовой отсек, собираюсь уже отъезжать, как заметил прибижающегося Ульяновского на синем трайке. Пропустив его, пошел за остальными на асфальт.
Но до поворота с основного шоссе ехать не пришлось. Поворота через три-четыре увидел грустно стоявших на обочине веломобилистов. Поприветствовав их через открытое стекло, я развернулся и повел их за собой на ночевку. И привел. Но потом понял, что это были далеко не все. Остальных привел Олег Халиков. В общем, и на этот раз позднее вставание на ночлег прошло без трагедий. Хотя приятного в том, конечно, было мало.

Моё «Сердце»-5

Утро опять окрасило всё нежным светом. Народ медленно вытряхивался из палаток. И подходил к костру, где неугомонный Саша Сергеев уже сготовил нечто тёплое, кажется кашу.
Протерев глаза, мы не обнаружили «Аскета» и экипаж «моджахедов». Дабы не быть тормозом группе Андрей Николаевич Дубченко и Никита Дунаев без завтрака снялись с первыми лучами солнца и ушли на маршрут. К слову сказать, догнали мы их только в конце дня в Сасово. Пока сообщество веломобилистов поглощало завтрак, на трассу ушли: синий трайк «Романтик» с Ульяновским и красная «Вишенка» с Игорем Макаршиным. Чуть позднее за ними потянулась Наташа Чупина на чёрной «Кэтуле». Таким образом, все трайки некоторое время были впереди.
Должен признаться, что за рулем «Хюндая» все дни предательски похожи друг на друга. Я поначалу перепутал даже начало и конец прошлого дня. И товарищам, которые переносят мои отчеты на velomobil.org надо быть повнимательнее. Поскольку на своем сайте я уже поправил четвертый отчет, а на том сайте у меня сделать это нет ну никакой возможности.
Ну что за работа у машины сопровождения? Выпустить всех из лагеря, забрать «шмудняк», выехать на трассу, всех обогнать. Встать где-нибудь в теньке, выпустить погулять подсаженного в кабину мальца и сидеть, принимать веломобилистов на трассе, спрашивать: «Не нужно ли чего?» Еще надо не забыть наполнить бак бензином, а пятнадцитилитровые пластиковые канистры, подпрыгивающие в багажном отсеке, - водой на какой-нибудь колонке, чтобы вечером в лагере была вода для приготовления пищи и умывания. И так каждый день…. Города?! Да они просто мешаются! В городе гораздо больше потенциальных возможностей совершить ДТП, там труднее увидеть красные флажки членов группы. А потому подсознательно из него хочется поскорее уехать. Все эти Сасово, Шацк, Моршанск – прошли как тени, не коснувшись моего огня.
Что нельзя сказать о Пителино. Туда группа была призвана зайти, чтобы пообедать в местной столовой. И я тоже туда заехал. Пообедал. Но обедал я ещё во многих населенных пунктах на маршруте. А вот Пителино запомнилось. Посёлочек небольшой, известен в Москве своими курами с Пителинской птицефабрики. Кур я там не видел. А вот велосипедистов – удивительно много. И ещё был эпизод – прямо-таки не из нашей, московской жизни. Мне пришлось притормозить и пропусить через асфальтированную дорогу… колонну гусей! Причем они никуда не торопились. Последней шла утка. Она ещё на середине дороги остановилась, вытянулась во всю длину и помахала крыльями. Хозяева жизни!
И ещё в этот день после Пителино плохо поехал триплет с двумя пацанами во главе с Сашей Устиновым. Когда до меня это окончательно дошло, я посадил рядом Олега Халикова, и мы поехали его выручать. Он, правда, был уже недалеко от Сасово. Когда мы его встретили, Олег сел на триплет, на котором решительно остался Егорка. Александр Александрович Сергеев сел в заднюю часть пассажирского отделения «Хюндая», а Саша Устинов – рядом со мной. В такой комплектации мы благополучно достигли центра Сасово, где дружно обедала веломобильная братия, включая «моджахедов».
После окончания приема пищи, включая арбуз, под Сашу Устинова своего "Самурая" отдал Олег Халиков. А на следующее утро под Сашу Устинова подстроили «Вегетарианца», до этого мирно дремавшего в грузовом отделении «Хюндая»: укоротили расстояние между сидением и педалями, несколько положили сидение на спину и придумали кое-какой амортизирующий элемент на заднюю подвеску. Потом, когда я уже сам ехал на «Вегетарианце», я по достоинству оценил эти привнесенные изменения. Место на триплете с пацанами занял Вадим Дунаев. Так и уехали из Сасово.
Вроде бы вновь пора становиться на ночевку. И опять её разведал экипаж головного лигерада-тандема в составе Саши Сергеева и Олеси Щербаковой. Они встретили меня на шоссе и повели за собой в сторону ожидаемой ночевки. На полянке перед то ли небольшим прудом, то ли непомерно разлившейся рекой, я выгрузил весь скарб и Дунаева-младшего, затем поехал обратно к дороге принимать веломобили. Поскольку поворотов было два, а я один, второй – с асфальта в сторону стоянки – я обозначил красным флажком, позаимствованным с лигерада-тандема. В надежде, что, во-первых, его заметят тест-туровцы, а во-вторых, его не украдут. К счастью, всё прошло по оптимистическому сценарию.
Бесконечно долго я занимался прохаживанием вдоль «Хюндая» туда-обратно, пока заворачивал путешественников с шоссе. Последним подошел «Аскет». Причем в полной темноте. Я понял, что он приближается - не потому, что его увидел, а потому, что его УСЛЫШАЛ. В чью-то не слишком умную голову пришла мысль посадить на этот тяжеленный аппарат двух новичков – Никиту Володина и Игоря Макаршина. Вечно радующийся жизни дед Андрей Николаевич Дубченко проехал мимо меня несколько раньше на «Вишенке». Естественно, друзья-приятели ехали еле-еле. Я решил спасти их ещё не погибшие тела, выдал им одну красную мигалку и свой огромный фонарь на толстых круглых батарейках. Вооружившись световыми приборами, ребята поехали впереди «Хюндая», подсвечиваемые ещё и его фарами.
Так мы достигли поворота, обозначенного красным флагом. Несмотря на темноту, аскетовцы заметили его и благополучно повернули. Я же чуть притормозил, кинул флажок в салон и через несколько минут замкнул очередной день тест-тура веломобилей 2011. Далее всё было по схеме. Палатки, еда, сон.

Моё «Сердце»-6

Это был мой последний день за рулем «Хюндая». Но утром я об этом ещё не знал. Как всегда, вылезли, кто-то искупался, поели и пошли на вторую «соточку». Как выяснилось, именно в это утро Саша Устинов пересел на «Вегетарианца». Вадим Дунаев по-прежнему на триплете с пацанами. И, если не ошибаюсь, Дунаев прошел на этом пепелаце в тот день 90 километров.
Далеко не всем эта вторая «соточка» давалась легко. И не буду сейчас персонально. Потому что все дошли. Кто раньше, кто позже. Кто с остановками каждые десять километров, а кто и каждые три. Слишком многие были без опыта и подготовки. И того, и другого – набирались прямо в пробеге. Стонов и стенаний почти не было.
Днем проскочили Шацк, ближе к вечеру достигли Моршанска. Там все собрались не столько в городском парке около церкви, как было оговорено заранее, а около местно супермаркета «Бегемот». Почему «Бегемот»? Толстый, наверное…. Ну, и набор продуктов богатый. Там все отоварились.
Договорились о том, что уходим за Моршанск и там становимся лагерем. Лишь Саша Устинов счел за благо остаться в городе в гостинице.
Дружно уходим из города Моршанска. Я задерживаюсь: надо заправиться и набрать воды в канистры. На первой попавшейся колонке воды оказалось прискорбно мало. Но местные детишки сказали, что рядом есть ещё одна – многоводная. Разворачиваюсь туда, и Роман Дунаев вместе с какой-то местной девочкой такого же приблизительно возраста и размера, как и он, довольно быстро восполнили запас воды для лагеря.
Когда выезжал из города, позвонил Олег Халиков и сказал, что Саша Сергеев в очередной раз нашел лагерь, и что Халиков стоит на повороте с шоссе. Вскоре я увидел его с красным флажком справа на шоссе, а слева – некоторые веломобили, уже доехавшие до поворота. Решено было ехать к Сергееву на стоянку. А потом мне вернуться за арьергардом. Так и сделали. На этот раз стояночка оказалась уж очень спрятанной, но на берегу речки Цна, на которой стоит и Тамбов. То есть Тамбова можно достигнуть и водным путем.
Сразу вспомнилась разведка-2009 на Тотьму. Мы попытались найти дорогу на Тотьму, минуя Вологду. На карте такая возможность вроде бы имелась. Но когда мы достигли крупного посёлка на той самой реке Сухона, на которой стоят и Вологда, и Тотьма, то нам местные объяснили, что дальше дороги нет. «А как же нам добраться до Тотьмы?» - спросили мы, наивные. «По Сухоне!» - ответили нам добрые местные. А что? Когда-то это был единственный путь, соединяющий два города. Потом уже в Тотьме, в монастырских кельях, где мы разместились в совершенно беззвездочной гостинице, я прочитал на настенном стенде стихотворение уроженца этих мест русского поэта Николая Рубцова:
Я уплыву на пароходе,
Потом поеду на подводе,
Потом ещё, на чем-то вроде,
Потом верхом, потом пешком…
И буду жить в своём народе!
Правда, на этот раз мы видели лишь заросший берег с одной стороны и мрачные краснокирпичные коттеджи – с другой. Косогор на подъезде был таков, что я боялся перевернуть машину.
Погода портилась, и ночью нас накрыла гроза. Моя старенькая палаточка выдержала напор сверху, а вот с боков и снизу подмокла. Та же участь постигла мои и дунаевские коврики и спальники. Это означало, что другую стоянку в поле мы уже не потянем.

Моё «Сердце»-7

Утро было позднее из-за непрекращающегося дождя. Когда все выползли и поели, Ульяновский сказал мне, что этот день я поеду на лигераде, а он за рулем машины сопровождения. На синий трайк «Романтик» сел неугомонный Саша Сергеев. Правда, доехать на нём до конца дня ему не удалось, хотя он умудрился держаться в лидирующей группе. Просто от «Романтика» отскочил второй отжимной ролик цепи, и его пришлось убрать на машину сопровождения.
На «Вегетарианце» вытащили вынос педалей под мой рост, всё остальное менять не стали. Я сел, точнее лег в него, и поехал. Ехать по размытому проселку, который еще вчера был суше сухого, было непросто. Сложности удерживать равновесие способствовали и очень узкая резина лигерада, и его короткобазность, и не откидывающийся руль типа «хомяк», и отсутствие переднего переклюка. Долго ли коротко ли, но удалось достигнуть шоссе. Я не стал дожидаться всех и пошел на трассу. На этот раз, то ли трасса была поположе, чем под Гусем-Железным, то ли я окреп и ноги всё вспомнили, но я на шоссе уже не страдал от отсутствия переднего переклюка, ехал всё время на самой крупной звезде.
Страдать я стал несколько позже, когда начался совершено обвальный дождь. Когда-то, в пути на Тотьму в 2009-м мы с женой на «Аскете» спаслись от такого же ливня, заехав прямо на веломобиле в балаган автобусной остановки. Я вскоре понял, настолько же нам тогда повезло, поскольку это была единственная крытая остановка на всём шоссе от Вологды до поворота на Тотьму. Здесь же такой остановки рядом не оказалось. И пока через минут десять-пятнадцать я всё же увидел такую остановку слева от шоссе, я уже был мокр, как будто ехал по речному дну.
Ну, заехал, поставил лигерад. С меня течет, как с гуся, вода. Но при этом я мокрый, как утка. Ждать окончания дождя пришлось долго. Потом опять выехал на трассу. От дождя пришлось прятаться ещё раз. В этот следующий раз автобусная остановка оказалась ближе. Когда я в третий раз вышел на шоссе, мне позвонил Ульяновский и сказал, что стоит на трассе рядом с авангардом. Ехал я, ехал и увидел вроде бы «Хюндай», но какой-то странной формы. Только подъехав ближе, я понял, что столь необычные очертания придал ему «Романтик», прикрепленный на верхний багажник микроавтобуса.
Я подъезжаю к машине сзади, меня уже снимает на фото Ульяновский. Подхожу совсем близко, останавливаюсь и понимаю, что не могу поставить ноги на землю: мышцы меня не слушаются. Постояв так совсем немного, я по всем законам физики падаю вместе с лигерадом, как оловянный солдатик. К счастью, я пришелся на правый бок, то есть на придорожную травку. Это вышло, очевидно, настолько картинно, что все решили, что я прикалываюсь. А у меня ещё после падения тут же свело обе икры. Я и слова от резкой боли выговорить не могу. Наконец мне удалось объяснить стоящему рядом Ульяновскому, чтобы он взял у меня лигерад, точнее – вытащил его из меня. Повалялся немного по траве, боль утихла, и я встал.
Радость была в том, что я переоделся в сухое. Ульяновский снабдил меня ещё и непромокаемой накидкой. Синей – под цвет лигерада. Но видно дождь не хотел меня так просто отпускать, поскольку вскоре после моего выхода на шоссе, он зарядил снова. К счастью, очередная крытая остановка автобуса была не столь далеко, и я не промок вновь до нитки. К слову, это был последний дождь в этот день, который застал меня на дороге.
Развиднелось, и я на радостях вкрутил. Долго ли коротко я ехал, но вскоре я решил, что слегка повредился в рассудке. Антон Луканин ехал мне навстречу на своем синем «Архимеде». Но выяснилось, что с головой у меня всё в порядке. Просто Антон достиг точки сворота с шоссе и решил просто покататься. Уже вместе мы остановились у означенного Карпуком поворота. Чуть было не решили усвистеть в Тамбов вслед за местными жителями. Но догадались позвонить Ульяновскому, и он велел нам сворачивать с шоссе в деревню. Когда мы уж решили это сделать, к нам подошли Наташа Чупина на «Кэтуле» и Игорь Макаршин на «Вишенке». Вместе и повернули.
Этот въезд был далеко не самым удобным. Разбитая в усмерть местная шоссейка временами переходила в проселок с жуткими ямами. Трайки отстали. Постепенно я не смог отрешиться от мысли, что прошел портал времени. Навстречу попалась цыганская телега с бородатым возницей и мелкими цыганятками. На вопрос: «Далеко ли до деревни?» они только посмотрели на меня, как на инопланетянина.
Чем ближе мы вброд добирались до деревни, тем более у меня были ощущения, похожие на те, которые, наверное, были у солдат Вермахта, когда они въезжали на мотоциклах в русскую деревню. Первозданность в чистом виде: крашеные заборчики при нарядных избах с кокошниками, многочисленные домашние птицы и животные, неискаженные цивилизацией лица местных жителей. Цыган в той части деревни, откуда мы въехали, было удивительно много.
Фишка была в том, что мы договорились встретиться с Ульяновским в деревне у магазина. Но магазинов оказалось несколько. В результате – Наташа с Игорем встали у первого попавшегося, где разговорились и наладили контакты с местным населением. Да настолько, что один из местных жителей дал ей сто рублей, чтобы она положила их на телефон мужу. Ибо у того кончились деньги в этом бесконечном роуминге и связаться с ним не было никакой возможности.
А я с Антоном Луканиным по абсолютно зубодробительному шоссе поехали к главному магазину деревни. Там мы остановились и слегка отоварились, чтобы было легче ждать остальных. Местные на нас смотрели как-то отчужденно, только подвалили три-четыре старших подростка с просьбой дать покататься. Мы отказали, сославшись на трудность им держать равновесие среди луж.
Через пару часов тест-туровский народец подсобрался, и мы пошли по удивительно длинной деревне до нужного нам поворота на деревню Клетки, где Карпук обещал нам ночевку в гостевом доме. Как выяснилось, надо было въезжать другой дорогой, тогда бы асфальта на нашем пути было бы побольше, и он был бы лучшего качества.
Дорога шла через деревню. И была она долгой. В процессе преодоления этой дороги я вдруг увидел справа у очередного магазинчика Сашу Устинова с триплетом перед которым стоял угрожающего вида местный мужичина и с пьяным акцентом выговаривал Саше Устинову, как тот мог при входе в магазин с ним не поздороваться. Саша чего-то там объяснял. У него вообще удивительный талант привлекать к себе уголовный элемент. К счастью, на этот раз обошлось миром. Конечным пунктом в этом споре стала моя литровая бутылка минеральной воды, которую я купил в местном магазине и попросил её подвести до стоянки Женю Нестюрина, поскольку у него на его «Патриоте», в отличие от «Вегетарианца», были багажные емкости. Он любезно согласия. Но именно эту бутыль пришлось Жене Нестюрину «подарить» второму уголовнику, который вышел из магазина с возгласом, что «ничего мы не хотим!» Обретя «запиву» к только что купленной водке, татуированные люди оставили Сашу Устинову в покое.
Вскоре большинство из нас, включая тандем Карпуков, собрались у поворота на деревню Клетки, которая была за рекой. Не хватало только «моджахедов» и Ульяновского на «Хюндае». Наташа Чупина согласилась постоять на повороте подождать арьергард. Все же остальные, ведомые Карпуком, пошли дальше.
Всё, что мы знали о разбитых дорогах раньше, оказалось полной ерундной. Дорога и до моста, и после него была просто направлением, в котором приходилось пробираться между луж, кусков разбитого в усмерть когда-то асфальтового покрытия, пучков травы и островков жидкой грязи. Навстречу нам тянулось большое стадо коров. За мостом ходил охотник с собакой и двустволкой. Мне на моем интеллигентном «Вегетарианце» приходилось несладко. И я далеко не в первых рядах тест-туровцев достиг заветной калитки искомого гостевого дома.
Вопреки ожиданиям, хозяин был дома. И при нём - семья его друзей. Правда, в течение часа они покинули нас в сторону Тамбова. Зато уже из Тамбова приехали тамбовцы. Уже на автомашинах, с женами. Забирать своих ехавших в «Хюндае» сыновей.
Дом представлял собой обычную деревенскую избу. Но только снаружи. Вскоре я понял, что его хозяева – сторонники неких духовных практик, которые предполагают общинное житье. Видел портреты Николая Рериха - русского пришельца в Гималаях, портреты индийского духовного лидера Сая-бабы, который его почитателями признается благваном, то есть живым богом, и тот держит при себе ашрам, то есть религиозную общину, где люди отдают ему почести, как своему единственному кумиру. Там было много и литературы религиозного толка. Даже нам кто-то попытался запустить на видео фильм божественного содержания. Но усталые веломобилисты как-то вяло на него отреагировали.
Значительно больший энтузиазм в нас вызвал уже ставший традиционным глинтвейн в исполнении Олега Халикова. Гитары на этот раз не было, и мы, наконец, сделали то, что нам не удавалось сделать многие годы – поговорили по душам. Новички, или же, как я их называл за глаза, москвичи-неофиты Игорь Макаршин и Никита Володин – сказали по тосту, где поблагодарили организаторов пробега за работу и заботу. Так и продолжалось застолье, пока я ни понял, что мне пора отправляться в царство Морфея. Я подобрал с пола чей-то свёрнутый туристский коврик, и, дав ему задание быть моей подушкой, удалился в соседнюю комнату и улегся на полу в углу. Рядом на кровати видели сны отец и сын Устиновы.
Впрочем, все, так или иначе, устроились в доме. Где было тепло и сухо. Лишь Женя Нестюрин, Олег Халиков и чета Ульяновских предпочли провести ночь в своих родных палатках во дворе дома.

Моё «Сердце»-8

Ночью опять пошел дождь. И всё мое оборудование, заботливо мною развешанное в темноте на местные заборы, вряд ли высохло бы. Если бы кто-то добрый всё это ни затащил в дом. Всё, кроме палатки, которая досохла уже в Москве. А на моем раскладном туристском коврике Никите Володину даже удалось переночевать.
Утром опять-таки пережидали дождь, завтракали в гостеприимном доме. Как только дождь прекратился, оседлали веломобили. Обратно – по тому же направлению. Опять ехать очень трудно, моё продвижение вперед напоминает каскадерскую тренировку. Выручает Антон Луканин, который лидирует на своем синем «Архимеде», оставляя за собой следы. Вот по ним ехать комфортнее, поскольку не тратишь время на выбор дороги. Но кончилось и это направление. Мы – на главной улице деревни, с которой свернули вчера.
Но поехали мы не в обратку, а далее. С каждым оборотом колеса дорога становилась всё лучше. И в итоге оказалось вполне сносным шоссе. По нему и выехали на тамбовскую трассу. Первым Антон Луканин, я вторым. Третьим держался Олег Халиков. Я уже был на трассе, когда позвонил Олег и спросил, а где Ульяновский с машиной сопровождения: у Олега проблемы с задним мостом. Я ему ответил, что меня Ульяновский не обгонял. Но, скорее всего, он и Олега не обгонял. Так что его надо просто дождаться.
Я же поехал дальше. И тут тест-тур «Сердце России» сыграл со мной шутку. На этот раз - добрую. Ребята-то все едут неделю. А я всего третий день кручу. И – меня разобрала пруха…. Как на гонках полетел я к Тамбову. И не мешали мне ни попутные машины, ни мокрый асфальт, ни крутые подъемы. Ничто не могло меня остановить! И я первый из ночевавших в Клетках достиг входной стелы.
Еще в гостевом доме я краем уха слышал, что мы должны собраться в районе тамбовского вокзала. Краем уха потому, что Карпуку удивительно удавалось держать лично от меня в тайне всякие там места сбора и сворота. Или я просто нелюбопытный такой. Ну ладно, помню его слова: «Нам долго ехать прямо». Я так и поехал по главному проспекту. Попал, наконец, в пробку! Вспомнил Москву. Но по тротуару плавно ее обогнал. У местного жителя узнал, где же этот самый вокзал. Оказалось, что через площадь Ленина по улице Интернациональной. Ладно, приезжаю на привокзальную площадь. Отзваниваю Ульяновскому – не берет. Отзваниваю Олегу Халикову – он сказал «угу».
Много, очень много времени я провел около этого самого тамбовского вокзала. Я уже и переодел носочки, прихваченные с собой, и просушил старые, боевые. И пошел в ближайшее кафе пообедал. И уже собрался следующий дождь пережидать под каким-то местным балконом. Но тут мне пришила в голову мысль позвонить Наташе Чупиной. Она и сказала, что они стоят в городе в каком-то там скверике у фонтана. На вопрос: «А мне где вас искать?» она просто отдала трубку Саше Сергееву. Он мне велел ехать к памятнику Зое Космодемьянской, попутно объяснив, где же он таки находится.
Ну, я и приехал. По улице Интернациональная и мимо памятника Ленину. Приехал. А там никого из наших нет! Зато около памятника отважной Зое человек тридцать-пятьдесят сторонников партии Жириновского проводят митинг. Оказывается, какой-то праздник. Вполне демократичный. Типа – дня свободы. Вспоминаю всех святых и останавливаюсь вблизи митингующих. Меня приветствуют задние ряды. Я, как и они, - в синих тонах. Через некоторое время различаю на тротуаре Ульяновского без «Хюндая». Он о чем-то оживленно беседует с оцеплением. Подъезжаю к нему. Оказывается, он просит разрешения нам, веломобилистам собраться, пофотографироваться рядом с памятником Космодемьянской. Нам отказывают.
К счастью, вскоре оцепление вместе с припрятанным ОМОНом удаляется восвояси. Зато Ульяновскому объяснили, что рядом есть еще памятник Тамбовскому Мужику. Мол, там, давайте и фоткайтесь.
Подъезжает Саша Сергеев с женой на тандеме-лигераде. Стоим уже втроем. Группы нет! И так минут двадцать…. Начинаем нервничать, поехали вокруг памятника Зое. И тут видим подъехавшую группу во главе с Карпуком. Подъезжаем к ним, фотографируемся. Потом снимаемся в сторону памятника Тамбовскому Мужику и уже там, рядом с этим Мужиком находим Ульяновского. Устраиваем вокруг Мужика веселую карусель. Это победная и прощальная карусель тест-тура-2011 «Сердце России». После этого долгого праздника, сопровождавшегося раздачей Ульяновским книг Анфрида Шмидца, едем за Сашей Сергеевым к нему домой, где окончательно распращиваемся с веломобилями. Они приехали. Осталось приехать нам всем.
Поэтому мы начинаем разборку и упаковку тех веломобилей, что едут в Москву в «Хюндае». Перед нашими мобилями грузим в грузовой отсек мега-длинный триплет Саши Устинова. Если с него снять колеса, раму подсунуть в узкое пространство, образующуюся под задними пассажирскими сидениями, то он, оказывается, влезает в «Хюндай». Женя Нестюрин и Олег Халиков уезжает в сторону того самого вокзала, который я покинул час назад.
Около часа уходит на погрузку веломобилей. Наконец, заходят последние: «Вишенка» и «Романтик». Ульяновский захлопывает заднюю дверь. Всё! Можно на ночлег.
Карпук перед расставанием рекомендовал нам некую гостиницу при заводе скользящих подшипников. Когда мы ее находим, то с Ульяновским обнаруживаем там совершенно дикие цены. Но дама на ресепшен была любезна и по нашей просьбе обзвонила все местные заведения гостиничного типа, чтобы найти для нас ночлег. Договаривается на наш счет с лыжной базой «Спартак» под Тамбовом. Мы благодарим женщину и едем туда. Но едем через центр. Решаем поесть. И в центре находим некую столовую-кафе. Вкусно там отужинали. На выходе обнаруживаем разукрашенных девиц легкого поведения. Они глянули на розовые штаны Андрея Николаевича Дубченко и нами не заинтересовались.
Уже в темноте достигаем заветной гостиницы «Спартак». Но в благодарность за наши мытарства нам достается по смешной цене трехкомнатный(!) номер с душем и холлом. Там и принимаем водные процедуры. А затем засыпаем по двое в каждой из комнат. Это вторая и последняя ночевка в походе под крышей.

Моё «Сердце»-9

Утром чистенькие и выспавшиеся мы дружно завтракаем в местной столовой яичницей с сосисками. Нас – шестеро. Больше в «Хюндай» не помещается. И ещё полный грузовой отсек вещей и веломобилей.
С трудом Ульяновский стронул с места груженый микроавтобус. Едем обратно в Тамбов. Не потому, что нам так хочется. Просто гостиница «Спартак» находится не со стороны дороги на Москву. Решаем сделать себе экскурсию по центру города. В результате оказываемся на местном Арбате, которая называется улица Коммунальная. Арбат – как Арбат. Только народу меньше и фонари по два ряда и не посередине. Отоварились в местной сувенирной лавке. Везу жене герб города Тамбова для прикрепления на белый бок кухонного холодильника.
Место сбора оказалось как раз рядом с местной филармонией, где на одной стороне фронтона сидит древний русский свирелист Лель, а на другой – вполне современная дама со скрипкой. А центром вселенной – памятник местному дважды Героя Советского Союза – бюст, установленный на родине героя при жизни. Вторую Золотую Звезду он получил уже после войны, но указ подписал еще «всероссийский староста» Михаил Иванович Калинин. Помните такого?
Отец наш – Ленин,
Мать – Надежда Крупская.
А дедушка – Калинин Михаил…
Фамилию Героя не запомнил, к сожалению. Но человек – в чинах небольших – майор. Зато на груди – еще кресты за Первую Мировую.
В конце культурной программы все шестеро – Ульяновский, Чупина, Пономарев, Дубченко, Володин и Макаршин – грузимся в салон и ищем московское шоссе.
На Москву из этого города ездит немного народа. Наверное, поэтому шоссе это всего по полосе в каждую из сторон. Но «Хюндаю» хватило. Часов в девять вечера достигаем Первопрестольной. Первыми десантировались Игорь Макаршин и я. Продвигаемся в кажущейся жуткой толпе к станции метро «Аннино». «Какой-то искусственный город», - бормочет себе под нос Игорь. Да, конечно, - супернарыв, государство в государстве. Это мы очень остро поняли. Потому что мы были:
– Только что из России!


P.S. В этом отчете есть некоторые неточности, на которые уже указали мне коллеги. По мере возможности буду вносить исправления.

С.П.
Последний раз редактировалось SergeiPonomarev 21 сен 2011, 14:00, всего редактировалось 1 раз.
SergeiPonomarev
 
Сообщения: 2
Зарегистрирован: 14 сен 2011, 11:46

Re: Веломобильный поход "Сердце России" Рязань - Тамбов 2011

Сообщение kab » 21 сен 2011, 10:57

Большое спасибо, Сергей Вадимович!
С нетерпением буду ждать Ваших концертов, а то, может, и сами немного в них поучаствуем. :D
До новых встреч!
Аватара пользователя
kab
 
Сообщения: 725
Зарегистрирован: 10 май 2011, 17:21

Re: Веломобильный поход "Сердце России" Рязань - Тамбов 2011

Сообщение kab » 19 ноя 2011, 10:58

Аватара пользователя
kab
 
Сообщения: 725
Зарегистрирован: 10 май 2011, 17:21

Пред.

Вернуться в Веломобильные мероприятия 2011 г. и более ранние

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron